Душно!

Сегодня в Пахачах тепло и сыро, то есть душно. Как писал поэт-демократ, по совместительству изготовитель дрянной водки, паленого коньяка и мадеры, ценитель актерок Н. Некрасов.

 

Душно! без счастья и воли

Ночь бесконечно длинна.

Буря бы грянула, что ли?

Чаша с краями полна!

 

Я сделал два круга по селу. На мне новая роба и туфли от Элеоноры Анатольевны, кепка Найк которой 10 лет. Когда-то она была радикально чёрного цвета, но со временем выгорела до голубоватой джинсы. Туфли я одеваю только в сухую погоду. В дождь сапоги ЭВА, а когда просто сыро старые дырявые туфли охранника.

 

Палка у меня новая. Вчера зашел в лабаз, консерву купил салат из морской капусты. Вышел – нет того что в единственном экземпляре делает из обезьяны человека, а в двойном делает из нее лыжника. Пришлось искать на пляже смытое в море деревце и выпиливать новый дрын. Хоть и прислала мне Элеонора Анатольевна баллончик, но я боюсь оплошать, к тому же здесь бывает сильный ветер как бы самому вместо собаки под струю не попасть.

Прочитал в районной газете мемуар о том, как говорила нам в школе учительница по физике Бородина, когда кого-то вызывала к доске: Расскажи нам, имярек, как жили и боролись крестьяне до революции, а конкретнее про открытие Рентгена». В селе Корф в 70-80 – е годы жители собирали бурый уголь, который выбрасывало на берег море. Рядом находится Медвежкинское месторождение, которое при советской власти разрабатывали, сейчас положили х-й. Море подмывает берег и пласты угля оказываются в заливе Корфа. Партийные и хозяйственные руководители Корфа дежурили на берегу и ловили тех, кто собирал уголь и плавник – это считалось нетрудовыми доходами.

Иду я по дороге, на встречу идет мамашка с коляской. В руке у нее фаблет, давно замечаю, что аборигены фанатеют от фаблетов, чтобы в ладони не помещался и в карман не влезал. Вот и мамашка вся просто извелась. В одной руке фаблет, второй надо либо коляску толкать, либо по экрану кликать.  Она толкала коляску животом, вторую руку для гаджета освободила. Все равно не удобно, трудно коляской управлять.

Помню один добрый дядя грозился мне четкий смартфон подогнать, даже адресом интересовался. Но не вышло.

Иду дальше. Догоняет меня абориген на лисапеде.

— Совсем ты Голубов глупый – зачем с палкой ходишь, только собак злишь. Ходил бы как нормальный человек, они бы тебя не трогали.

— Нет, собака та, как пел Филипп Бедросович: «Единственная моя». Другим до моей тушки дела нет.

 

Второй день над Пахачами вертолеты гудят. Путина закончилась – «Бери шинель…».

Одних сезонников везут на Север – в Ачайваям в Средние Пахачи, в Хаилино.

Других везут на юг, в цивилизацию.

 

Когда ж домой товарищ мой вернется,

За ним родные ветры прилетят.

Любимый город другу улыбнется,

Знакомый дом, зеленый сад, веселый взгляд.

 

Кабакi та дивкi ждут их.

 

На рейде Пахачей несколько дней стоит рефрижератор «Бухта Русская» на который грузят 三文鱼

то есть Sānwènyú.

 

Нацедил себе остатки целебных травок Ольхона. Как говаривал Павел Артемьевич Верещагин — «Я тоже сейчас вот это допью — и брошу».

Поддержите блог:

карта СБ
4274 3200 2596 4779

номер МТС 89147893523

PayPal invalid.golubov@rambler.ru

Яндекс-кошелек 410012707988992

Еще про Пахачи: Чахну и хочу нежирного

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять