Пандусы на виду и поэтому властям выгодно их устанавливать. Но ведь доступность проявляется не только в них

«Образ инвалида сегодня – это попрошайка на коляске, потому что именно таких людей мы чаще всего встречаем на улицах. Пока мы не будем видеть продавцов, офисных работников, сотрудников сервисных служб в инвалидных креслах, прогресса в воспитании толерантности не будет», — считает юрист, инвалид-колясочница из Набережных Челнов Олеся Захарова.

О соцработниках на час, надуманных различиях между здоровыми и инвалидами и доступности инфраструктуры она рассказала в интервью «АиФ-Казань».

Всё дело в кнопке
Александра Дорфман, «АиФ-Казань»: Олеся, ты первая подняла в суде проблему отсутствия доступной среды в Набережных Челнах. Часто ли тебе приходится защищать права инвалидов теперь?

Олеся Захарова. Фото: Из личного архива Олеси Захаровой
Олеся Захарова: Нет. После моего иска рассмотрение таких дел поставили на поток не только в нашем, но и в других городах. Так что по вопросам установки пандуса я советую обращаться в прокуратуру, после вмешательства которой теперь всё решается даже без помощи юриста.

— Программу «Доступная среда» реализуют около семи лет. Требований стало больше, но легче ли от этого?

— Я вижу положительные изменения — дома, торговые и соцобъекты строят по проектам, предусматривающим доступность. Но многие пытаются обойти эти требования, например, вместо пандуса ставят кнопки вызова для инвалидов. Классический пример: парикмахерская, куда ведёт крутая лестница, а внизу кнопка. Я подъезжаю, звоню, выходит девушка. Что ей со мной делать – тащить на себе или стричь на улице? Она говорит: «Извините, ничем не можем вам помочь!», и всё. А по документам это объект с доступностью.

Такие кнопки я встречала в клиниках, отделах полиции. При этом в законе про кнопку вызова не сказано, но есть понятие «минимальные условия доступности», и под ним почему-то поняли эту кнопку.

Досье
Олеся Захарова родилась в 1982 году в Набережных Челнах. Окончила факультет иностранных языков Елабужского педуниверситета и юрфак ТИСБИ. Известна в Набережных Челнах как правозащитница. Подала первый иск о создании доступной среды в городе. Занимается юридической практикой по делам о защите прав потребителей, трудовых прав и др.
— Тем не менее каждый год по итогам реализации программы растёт доля доступных объектов соцсферы, транспорта и так далее.

— Оценить, насколько повысился уровень доступности, сложно. Для инвалида она либо есть, либо её нет. Не может быть общественный транс­порт доступным на 13% или 20%, поэтому мы считаем этот вопрос нерешённым. Низкопольные автобусы ездят не по всем маршрутам и редко. Любая госпрограмма должна содержать набор конкретных действий, а не лозунгов вроде «повысить, усовершенствовать, улучшить». И меры ощутимы, когда они приняты до конца, а не с недоделками.

К примеру, масштабную реконструкцию провели в аэропорту «Бегишево». Сделали пандус на входе, туалет для инвалидов, приобрели амбулифт, который поднимает колясочника на борт самолёта. Но забыли, что до амбулифта нужно преодолеть две ступеньки. В этом году меня снова тащили по этим ступеням два таможенника, на одного из которых я упала, потому что обращаться с инвалидами-колясочниками их никто не учил. На реконструкцию аэропорта потратили миллиарды, а на маленький пандус денег не нашли?

Соцработник на час
— Пандусы на виду и поэтому властям выгодно их устанавливать. Но ведь доступность проявляется не только в них?

— Да. Многие инвалиды даже с пандусом не могут выйти на улицу или дойти до магазина без посторонней помощи. И в нашей стране это почему-то норма. Считается, что, если инвалид живёт в семье, то он может месяцами не выходить из дома – его накормят, оденут, всё купят и принесут. Тот же подход внедряют и в вузах, где инвалидов учат дистанционно, лишая их учебной среды, общения со студентами и преподавателями, практики. Они механически получают знания, не выходя из дома.

«Что со мной не так?» Блогер шутит о редкой болезни, изменившей ее лицо В цивилизованных странах такого нет. Там инвалиды могут жить отдельно от семьи и пользоваться помощью соцработника. Во многих странах есть соцработники на час, которые оказывают физическую поддержку – сопровождают в магазин, кино, музей. В Пензе такая соцслужба муниципальная: каждый может вызвать соцработника на четыре часа в месяц бесплатно. А у нас такой помощи можно ждать разве что от волонтёров.
Без развития соцслужбы программа «Доступная среда» останется однобокой. У нас сфера соцуслуг настолько не развита, что соцработниками подрабатывают пенсионеры, которые только и могут, что сварить суп для одинокого старика или убраться у него. Но ведь этой сфере нужны профессионалы. Это реально сделать, если изменить концепцию реабилитационных центров. Сейчас инвалиды едут туда на 21 день на лечение, но ни выздороветь, ни социализироваться за это время не могут. Так что лучше бы эти центры предоставляли услуги постоянно. Там могли бы открыть профессиональные соцслужбы с психологами, специалистами по профориентации, соцработниками-помощниками.

Если любопытно, оглянись!
— Как говорить о социализации, когда многим чужды отзывчивость, милосердие, толерантность? Недавно в Казани мужчина на глазах у всех избил подростка с аутизмом. Как после этого приучать детей-инвалидов к самостоятельности?

— Не стоит делать вывод, что каждого инвалида на улице побьют. Я понимаю, эту склонность к обобщениям, но люди с ограниченными возможностями здоровья уже столкнулись с её негативной стороной. Образ инвалида сегодня – это попрошайка на коляске, потому что именно таких людей мы чаще всего встречаем на улицах.

«У нас «ограниченных» нет». Как избавиться от инвалидности и помогать детям
Так что пока мы не будем видеть продавцов, офисных работников, сотрудников сервисных служб в инвалидных креслах, прогресса в воспитании толерантности не будет. Мы сами должны быть активнее, а не ждать, что государство кардинально изменит нашу жизнь — увеличит пенсию, трудоустроит. Очередное изменение в законодательстве, по которому я, как самозанятая, с нового года буду платить налог 4%, показало, что никаких поблажек для инвалидов не будет. Нужно учиться отстаивать свои права.

— Этот навык не помешал бы и здоровым людям. Причина того, что гражданская активность хромает, только в лени?

— Не только. На слуху примеры, когда судят не по закону, и полиция не реагирует на заявления. Всё это подрывает доверие к правоохранителям. Я сама однажды ночью вызвала полицию, когда какой-то мужчина пытался взломать нашу квартиру. Никто не приехал, даже вызов не записали. Звонила в полицию в ноябре, а участковый пришёл в марте! После того, как я написала заявление в МВД и прокуратуру.

Проблема ещё и в неразвитом правосознании. Люди не связывают факты нарушения их прав с тем, что нужно обращаться в прокуратуру, трудовую инспекцию, полицию или суд. Посетуют на несправедливость и успокоятся. Это касается не только инвалидов, а всех.

«Отношусь ко всему с иронией». Слепой адвокат — о преступлении и наказании
— Так ли велика разница между здоровым человеком и инвалидом?

— Проблема противопоставления общества здоровых людей обществу инвалидов надуманная. Если ты стесняешься, что ты не такой, как все, просто выйди на улицу. Вот я бываю в магазинах, по делам хожу, никто на меня не оглядывается, не смотрит, не смеётся. Поэтому когда говорят, что на них не так посмотрели и теперь они из дома ни ногой, — это ненормальный подход. Вокруг много странных людей – кто-то одевается ярко, кто-то неадекватно себя ведёт. Я, например, видела на улице женщину с утюгом на верёвочке. Это, говорят, такой психологический тренинг, который учит, что не надо болезненно воспринимать общественное мнение. Может, это, и правда, кому-то помогает, но я не раз сталкивалась с тем, что человек буквально запинается об мою коляску и только после этого понимает, что мы знакомы. Люди, действительно, многого не замечают... Я сама могу на кого-то оглянуться, обратить внимание на чьё-то красивое платье или сумочку. Это чисто любопытство, которое не стоит болезненно воспринимать. 

http://www.kazan.aif.ru/society/persona/ne_nado_zhdat_pomoshchi_ot_gosudarstva_chego_na_samom_dele_hotyat_invalidy

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять