Пурга

В полдень в Пахачах был ад кромешный: -13 °C ощущается как -22 °C, небо не видно из-за тумана и/или других метеорологических явлений, низкое атмосферное давление, высокая влажность (85%), очень крепкий ветер (19 м/с), дующий с востоко-северо-востока, порывы 24 м/с. Слабая или умеренная пыльная, или песчаная буря. Горизонтальная видимость 0.5 км. Снежный самум.

  «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды... Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях. Странную тучу принесло с моря к концу дня, четырнадцатого дня весеннего месяца нисана». (М. Булгаков «Мастер и Маргарита»)

Я шел на почту за клавиатурой. В слепящем снежном молоке мелькали абрисы бабулек с ведрами угля, бульдозера на угольной куче, груженных углем самосвалов, уходящих в рейс на Ачайваям. Мороз отдал, но из-за сильного ветра со снегом ходить по улицам нисколько не легче.

Гонец на джипе из Средних Пахачей приехал со списком покупок. Вчера на вертолете сыра и колбас из Тиличик привезли. Я уж и не помню, когда колбасу ел. И денег на нее нет и душа к ней не лежит. Столько в ней приправ и соли, воды потом не напьешься.

Пришел на почту, получил пакет. Виталий Пономаренко прислал клавиатуру Genius. Сейчас на ней печатаю. После Sven пока не привычно. Кейкапы меньше, плотно скомпонованы. Впрочем, я и на Sven мимо кейкапов промахивался. Слепой печати не обучен, печатаю двумя пальцами.

Клавиатура шла 59 дней. Виталий отправил ее 19 ноября 2018 года Москву она покинула 23 ноября и по железной дороге тряслась до Владивостока куда прибыла 2 декабря 2018 г. 3 декабря пакет покинул Владивосток и по морю – океану поплыл в Петропавловск-Камчатский где оказался 29 декабря. Новый год клавиатура встречала в Петропавловске, и развлекалась там до 12 января. После его как птица по небу полетела на север и через неделю оказалась в Пахачах. Сегодня я ее забрал с теплой почты в свою промерзшую берлогу. Вот лежит она сейчас на столе и думает: «Чем же я так провинилась? За что меня из Москвы на север Камчатки сослали?»

С клавиатурой драматическая история приключилась. Началось все с того что я поплакался что постоянным печатанием доломал вторую клавиатуру. На Sven сломался ENTER: один из боковых креплений обломился. Стал ENTER при нажатии цепляться за соседний кейкап и курсор улетал вниз. Приходилось ENTER высвобождать и долго-долго поднимать курсор вверх.

Алексей Петров написал мне в комментарии: «Печатай адрес вышлю тебе годную клавиатуру». И я сказал: «Вот благородный муж!». Напечатал адрес, стал ждать. Спустя некоторое время написал мне Виталий Пономаренко и тоже предложил клавиатуру. Улыбнулся я криво, неудобно, мне уже одну клавиатуру посулили...  Внутренний голос говорит: «Делай как покойник Гриша Проценко».

Было это так давно как не в этой жизни. Еще до объединения области и округа. Тогда еще жителям Корякии рыбу ловить можно было. И сейчас можно, только аборигенам, не больше 200 кг. А тогда можно было всем жителям Корякии кто прожил на Камчатке 20 лет, тогда нас уважительно называли старожилами, а после объединения мы стали браконьерами.

Приехал дед Гриша на мотоцикле «Минск» в устья реки Пахача за рыбой. Тогда ловили лосось «телевизорами»: сетка три метра длиной, два высотой привязанная к длинной палке с буйком на конце. Сетку в устье Пахачи по отливу бросали у берега и вели за веревку. В нее попадался лосось.

День был золотой, кета перла как сумасшедшая, народу половина села рыбалит. Самцы кеты как акулы огромные. Быстро дед Гриша огромный рюкзак рыбы набрал, ему всех самцов отдавали. Собрался уже уезжать. И вдруг кто-то ему крикнул.

— Гриша! Тебе что рыба больше не нужна?

Остолбенел старик, как по лицу его хлестнули, слезы на глазах появились.

— Да что же вы такое говорите? Как это мне рыба не нужна?! А как же я зиму переживу?!

И всем на берегу стало очень неудобно что старика обидели.

Схватил дед Гриша огромную кетину, голову отрезал, кишки чайкам бросил. Тщательно рыбу в реке от песка отмыл, заблестела кетина чешуей на солнце. Но ужас! Упустил дед кетину: выскользнула рыбина из рук, унеслась по течению нерпам, на радость. Дед вторую кетину взял, отрезал голову, кишки выпустил, стал мыть и опять упустил. И третью упустил, и четвертая с пятой по течению ушли. Помыл дед Гриша нож, сел на «Минск» и уехал в село. Никого не обидел, не отказал, у всех, кто предлагал рыбу взял. А больше рюкзака увести не мог. Вот и спустил по течению.

И я решил не расстраивать Виталия Пономаренко отказом. Прошло немного времени преставилась Людмила Алексеева. Я написал пост, что эта бабушка одна из тех, кто положил жизнь на разрушение Советского Союза. Я только поздний СССР застал и скажу — в то время пенсионеры по мусорным бакам не лазили. В ответ Алексей Петров пишет оскорбительный комментарий уж не вспомню какой. Я, думая, что это дискуссия, пишу ответ, что я не сталинист, читал Солженицына, Шаламова понимаю какой ужас был при Сталине. Но речь идет о позднем СССР, когда государство отказалось от массовой репрессии. Зачем было Алексеевой иже с ней бороться против СССР? И за что ей американцы гражданство подарили? На что Алексей Петров ответил: жаль, что я Шаламова только читал, мне бы не мешало годик на Колыме в лагере посидеть. Смотрю – нет у меня друга Алексея Петрова, отписался.

Стало мне неудобно: не сошлись мы во взглядах, это одно, но ведь Алексей Петров мне клавиатуру отправил… Стоп, а клавиатура где? Ведь не с Москвы он ее отправлял… И тут я понял суть этого веселого балагана. В старину проигравшиеся картежники затевали сору, переворачивали стол, били партнера канделябром по голове и ретировались…

Красивые слова, широкие жесты… Но печатаю я сейчас на клавиатуре Виталия Пономаренко и чрезвычайно ему за это благодарен.

До Нового года собрал и отправил в Тиличики пакет документов на субсидию на ЖКХ. Отправил заказным письмом, отслеживал по трекеру. Из отдела субсидий пришел ответ что документы получены. 9 января получил доплату на почте, отнес 6700 в кассу «Корякэнерго», отправил скан квитанции в отдел субсидий. Приписал вопрос: будет ли мне субсидия? Нет ответа. Сегодня спросил на почте: «Была ли субсидия?».  Отвечают: «Была. Только вас нет в вписке». Думаю, как и в прошлом январе забрали у меня субсидию (но это не точно). Написал опять письмо в отдел субсидий. Но сегодня пятница…

В квартире 10 градусов несмотря на потепление, дом промерз
 ветер тепло выдувает, ноги даже в теплых носках застыли, пришлось чуни матери-покойницы натянуть.

 

Поддержите инвалида: положите денежку на карту 4276 3600 1622 6752                                                            или номер 89147893523

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять