Дают слабовидящей на сдачу советские монеты

 

 

Говорят, что моду на подарки придумали восточные мудрецы, ведомые рождественской звездой. Волхвы пришли первыми с дарами к младенцу, который, когда подрос, сказал, что Бог — это любовь. 
В декабре даже самый разуверившийся человек в глубине души надеется на подарки судьбы, на рождественское чудо. Собственно, для чуда и не особо нужна магия, хватит желания делать добро, быть внимательнее, беречь друг друга. Хватит любви, если хотите. Порой и доброе слово делает чудеса. 
«Приходи на фестиваль «Добрый Хабаровск». Там будет потрясающая девушка Юля. У нее чудные работы из мыла», — рассказала мне знакомая зоозащитница. 
…На третьем этаже торгового центра на ул. Пушкина собирали пожертвования для малообеспеченных семей, для детей-сирот и, конечно, для бездомных животных. Горожане фотографировались с собаками, и непонятно, кто был счастливее – животные или люди.
Рядом с копилкой для пожертвований бездомным обитателям собачьего приюта — чудеса: и зверьки разные, и бутерброд с красной икрой, и цветочный букет. Цветы как живые, стразу и не поймешь, что все из мыла сделала почти на ощупь Юлия Рыженко. Ей 23 года. Она инвалид первой группы по зрению.

 
В том, что сделано руками, порой нет четких линий и математической симметричности, как-то зачастую все аляповато и даже неправильно, но такая доброта там скрыта, такое тепло. Руки сами иногда тянутся к этим, как говорят, хендмейдовым вещам. 
…Нашей жизнью правят случайности. Когда окончила Юля школу, родители собирались продать квартиру, чтобы переехать в Санкт-Петербург. Там проще инвалиду получить образование, найти работу. Не срослось.

 
Может быть, и сложилась бы жизнь иначе, если бы как-то подруга не подарила девушке мыло.
— Я загорелась: как интересно. С мамой прошлись по хобби-магазинам, купили все необходимое. Потом стала заказывать в Интернете. Как-то все потихоньку раскрутилось.
Зрение у Юли -0,005 вместо единицы. Честно говоря, сначала и непонятно, что эта скромная миловидная девушка почти слепа. Несмотря на хрупкость, беззащитность, в Юле чувствуется стержень, держится уверенно. Жизнь инвалида в Хабаровске — не сахар. И дело не столько в мизерной пенсии по инвалидности.

 
— Людям постоянно приходится объяснять, что я инвалид по зрению.
— Тяжело приходится? Люди злые?
— Бывает. В автобусе спрашиваешь, какая остановка, никто не отвечает. На 14 номере ездила в интернат для слабовидящих. Когда кондукторы понимали, что я незрячая, давали сдачу неправильно. Вместо пяти рублей, например, 20 советских копеек… Часто не хотят понимать, что я инвалид, не помогают.
— И все-таки больше хороших людей или злых?
— Не знаю. В моем близком окружении больше хороших.
— Какие все красивые работы у тебя — и снежинки, и фигурки разные. Как же ты их делаешь?
— Все из мыла. Например, захотелось сделать пирожное. Иду в магазин, покупаю настоящее пирожное, снимаю с него копию, а потом подбираю цвета по возможности и делаю мыльную копию.
— На ощупь делаешь?
— Отчасти да. У меня по центру зрения нет, вижу только каемочкой глаза урывками, обрывками, где-то яркие, насыщенные цвета я могу определять. Конечно, мне приходится в форму заливать на ощупь. Ставишь пальчик…
— Не горячо?
— Шестьдесят градусов. Не обожжешься.
Юля пытается быть независимой, строит свою жизнь как может. Пытается продавать свои творения. У нее даже есть страничка в «Инстаграме».
— Клиентов очень мало. В социальных сетях продавать непросто. Открывать свой магазин — сложно, да денег на свой бизнес нет. Места на ярмарках очень дорогие.
— Помощь-то есть? Вот власти, например?
— Какая помощь, даже наоборот! Следят. Рассказывали, что в соцсетях заказывают вещи ручной работы, а потом приходят с налоговой проверкой. Страшновато сегодня этим заниматься. Собираются налог вводить на самозанятых 3–6%. Кто-нибудь закажет кучу, а сам не купит. В итоге и на материал потратишься, и налог придется платить.
— Если вернуться к зрению, есть ли надежда, что его восстановят?
— Врачи на мне крест поставили.
— А вдруг новые технологии появятся?
— Надеемся. Говорят, что в Японии что-то делают. Но это огромные деньги. Мне не по карману.
— Сны снятся?
— У меня стало ухудшаться зрение с шести лет… Конечно, снятся. Цветные сны.
— Новый год — волшебное время, когда люди загадывают желания. Порой они сбываются. Что бы ты загадала? Вернуть зрение?
— Это невозможно. Я бы хотела, чтобы вся моя семья была здорова.
…Фестиваль «Добрый Хабаровск» не остался без неравнодушных посетителей. Зоозащитникам на приютских собак добрые хабаровчане пожертвовали пять тысяч рублей, несколько килограммов корма. Значит, хотя бы на сутки животные обеспечены. Да дело не в количестве, а в том, что пока не перевелись добрые люди в городе. И талантливые.
И еще. Вспомнилась китайская мудрость: не нужно подкармливать голодного, дайте ему удочку. А еще лучше — не мешайте, если уж помогать не в состоянии, если нет способности к такой душевной щедроте или не обучены. Если человек сам нашел эту удочку, если сам пытается выкарабкиваться из сложных, а порой трагичных ситуаций, хотя бы удочку из рук не выбивайте! И это может быть главным рождественским подарком. Но разве остались еще мудрые волхвы в нашей стране?

Юрий Рязинкин

http://khabarovsk.md/society/16194-v-habarovske-invalid-po-zreniyu-sozdaet-udivitelno-krasivye-veschi.html

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять