Трактат о нищих и милостыни

Вторая редакция. Первая слетела исчезла из компьютера после синего экрана смерти.

Автор малограмотный человек и не может генерировать псевдонаучный бред. Все что я печатаю было прочитано мной в книгах, журналах и на 99,99% забыто.

Почему я это печатаю? Потому что сам попрошайка. Это не оправдание попрошайничества, а попытка дать ответ негодяям, которые в социальных сетях нападают на попрошаек с позиции своей хлевной нравственности. Недавно топовый блогер ЖЖ Илья Варламов призвал чистую публику не подавать бомжам потому что они все пропьют, а жертвовать благотворительным фондам, которые якобы помогают больным людям.

Господин Варламов медийный бизнесмен. Его публикации полны открытой и скрытой рекламы. На него работает штат профессиональных журналистов, программистов и рекламщиков. Такой человек не станет гнать порожняк, каждая буква в его посте должна приносить прибыль. Не обязательно это кэш. Есть такое понятие московская «тусовка» люди из разных враждующих группировок что не мешает им ощущать себя хозяевами земли русской. Среди светских дам не то от скуки, не то ради хайпа модно заниматься благотворительностью. Соответственно призыв Варламова не подавать бродягам, а перечислять деньги в благотворительные фонды будет многими услышан, принят и он получит приглашение на закрытое парти или госконтракт.

Нищие на Руси считались людьми церковными и наряду с клиром, монахами и церковными крепостными подлежали суду епископов, а не светских феодалов. Чем нищие заслужили такое к себе отношение? В русском народе бытовало мнение что покаяние невозможно без подачи милостыни. Верующий после посещения церкви раздавал милостыню нищей братии. У богатых феодалов нищие жили вместе с дворней и по их числу судили о благочестии крепостника.

Вот пример. Иван Данилович Калита́ — князь Московский (1322 или 1325—1340), великий князь Владимирский (1328—1340), князь Новгородский (1328—1337). Сын Даниила Александровича. Прозвище «Калита» князь Иван получил очень рано. «Калитой» называли большой кошель, который носили на поясе. Ивана Даниловича так прозвали из-за его щедрости по отношению к нищим. По словам Пафнутия Боровского, князь был «милостив зело и ношаше при поясе калиту, всегда насыпану сребрениц, и, куда шедше, всегда даяше нищим, сколько вымется».

В средневековой Руси одним из главных занятий феодалов было «строительство души». То есть обеспечение загробной жизни путем пожертвований на вечный помин души монастырям и раздача милостыни нищим. Нищие и монахи служили идеалом как люди, отрекшиеся от всех земных благ.

Русский мужик жалел нищих, помогал им чем мог, но сам нищим становиться не хотел. И дело не в жизненных лишениях, а в простом логическом выводе. Милостыня является неотъемлемой частью акта покаяния, нищий не в состоянии настоящему покаяться – ибо не может дать милостыню другому нищему.

Поскольку нищенство не считалось предосудительным появились профессиональные попрошайки: мамахи (женщина с ребенком), ерусалимцы (собирающие на паломничество в Иерусалим), пожарники (нищие с головешкой изображавшие погорельцев), севастопольцы (нищие, изображавшие ветеранов обороны Севастополя, в современное время — это «афганцы»), благородные, пострадавшие за правду (описанные Гиляровским аристократы попрошаек). Тот же Гиляровский называет детей попрошаек будущими каторжниками. Таким образом нищенство и преступность всегда ходили об руку.

Следует различать понятия нищий и бедный. Нищий не обязательно бедный: есть множество историй, когда после смерти нищего открывалось что он был очень богатым человеком. Нищий – тот, кто просит. А бедный не станет просить даже под угрозой смерти. Например, во время Великой депрессии в Нью-Йорке от голода умерло 3000 человек. Причем это были не бродяги, а люди до кризиса весьма обеспеченные. Они предпочли голодную смерть только чтобы их не увидели стоящими в очереди за бесплатным супом.

Советская власть боролась с нищенством: Гиляровский описывает разгром Хитрова рынка – прибежища уголовников и попрошаек. Коммунисты решали все социальные проблемы путем насилия. После войны многочисленные инвалиды были сосланы в дальние интернаты чтобы не напоминать горожанам какой ценой досталась Победа. Были приняты законы для борьбы с тунеядцами. Самый знаменитый советский тунеядец Нобелевский лауреат поэт Иосиф Бродский.

Советская власть отрицала наличие в стране бедных, а значит и институт милостыни которая считалась нетрудовыми доходами. В праздник Курбан-байрам мусульмане приносят в жертву баранов, верблюдов или коров. Ибн Аббас рассказывал о жертвоприношении Мухаммеда: «Треть он оставлял для семьи, треть на угощение бедных соседей, и треть раздавал тем, кто просил». Ибн Умар говорил: «Жертвоприношения и подарки — треть для тебя, треть для семьи, треть для бедных». Государство требовало от мусульман чтобы та часть жертвы, которая причиталась бедным вносилась ими в денежной форме в Советский фонд мира.

После развала СССР огромное количество граждан не смогли вписаться в новую реальность. Миллионы людей умерли с голоду, погибли от рук бандитов, лишились жилья. Нищенство потеряло свой сакральный смысл и стало неотъемлемой частью городов. Часть леей по-прежнему жертвуют нищим на спасение своей души. Как правило это взрослые и пожилые люди. Молодежь относится к нищим резко негативно вплоть до избиений и убийств бродяг.

Отношение к нищим на Западе прошло несколько стадий. От уголовного преследование и заключения в работные дома как в Великобритании до гуманнизации лояльного отношения (не везде). Можно сравнить отношение к нищим в Европе с отношением к душевнобольным которых в Средневековье сжигали на кострах как одержимых бесами, в позднее время держали в кандалах в психиатрических клиниках. До середины 20-века истязали инсулином и электрошоком. Сейчас стараются не закрывать больных в клиниках, а лечить амбулаторно.

Мания бродяжничества считается психическим заболеванием. Бродяга не может не совершать преступления. Цивилизованное общество понимает, что больного человека тюрьма не испугает и не исправит. Даже если бродягу посадят за преступление тому, кого он обокрал грабил или убил будет от этого не легче. Много бывших советских граждан переехали в Европу и США. Они ведут блоги в которых делятся впечатлениями о своей новой жизни. Можно втрётесь описания того как на улице спит бродяга. Продирает очи, рядом стоит пакетики с едой, дешевым бухлишком и немного мелочи. Все это поставили прохожие – не от доброты великой, а ради собственной безопасности: бродяга пожрет, зальет шары и опять вырубится. Он не пойдет искать что украсть или кого ограбить. В Квебеке целая улица отдана бродягам: они попрошайничают, продают разную ерунду. Никто их не трогает пока они не докапываются до окружающих.

В Германии жители близлежащих домов берут на себя опеку над живущими рядом бомжами. После смерти бродяг на месте их лежки выставляют стенды где пишут панегирики усопшим.

В Польше в городах на остановках в морозы ставят жаровни, которые горят круглосуточно. Специальные бригады объезжают остановки чтобы засыпать новую порцию угля. Делается это для обогрева бездомных. Польские власти считают, что это обойдется дешевле чем собирать и хоронить трупы замерзших, ампутировать конечности, а затем содержать в интернатах калек.

Жители европейских и североамериканских городов делают то же что русские крестьяне в Сибири в 19-веке. Оставляли на ночь на входе в деревню краюху хлеба, крынку молока, старую одежду и немного мелочи ля беглых каторжных чтобы те не полезли грабить спящих.

Посему я не считаю, что лучше жертвовать в фонды. С точки зрения безопасности лучше помогать бродягам дабы они не нападали на мирных обывателей. Как правило мужчины не только не подают нищим, но сама постановка вопроса рождает в них агрессию.  Женщины подают. Дело не в особенной доброте женщин, а в том, что мужчины не боятся бродяг, а женщины боятся.

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять