Валялась в хате газета Камчатский край за 15 сентября 2010

Мне печатный текст читать тяжело. Один глаз еле видит, но света не было, и я от безысходности стал читать. Прочитанное меня так вставило что я тешил отсканировать текст. Пришлось потратить время на исправление ошибок при сканировании.

«Вы не найдете здесь рецептов бабушкиных пирогов или заморских блюд. В этот раз вообще рецептов не будет. Разве что, кроме одного: голод — не повод перестать быть человеком. Так считает наш гость Сергей ПАСЕНЮК — охотник, рыбак, писатель, художник, мореплаватель, дошедший на своей яхте в одиночку до Сиэтла, философ по жизни, человек, любящий и знающий Камчатку. Надеемся, его размышления о пище материальной послужат для наших читателей хорошей духовной пищей.
За свою жизнь пищеварительный тракт человека отправляет в конечный пункт 40 тонн пищи Половина населения планеты ежедневно озабочена ее добычей. Голод толкает человека на отчаянные поступки. На планете есть места, где яхты для прохода собираются в группы, потому что на берегу под пальмами круглосуточно вахтит с «Калашниковым» многодетное голодное кучерявое семейство — они охотятся за пластиковыми карточками. Я знаю одного капитана, в детстве бабушка раз в неделю покупала ему пирожок с повидлом в привокзальном буфете, и у него осталось на всю жизнь озаренное волшебным блеском детства воспоминание.
В стройбате я видел, как молодого бойца унесли с камбуза на носилках с заворотом кишок, а на 1 Мая ударом оловянного половника в лоб был убит хлеборез, обделивший воина 20-граммовым кусочком сливочного масла.
КОМАНДОРСКИЙ РОБИНЗОН И «КРЫСЫ»
Большая порция моей жизни по роду работы прошла вне цивилизации, на Командорских островах.
Как-то я забросил на лодке 2- месячный запас продуктов на юг острова, в бухту Лисинскую, для промысла американской норки, и когда в ноябре пришел в эту бухту через перевал, таща на себе лыжи для обратной дороги, то нашел запас полностью распотрошенным. При мне были 7 патронов, пачка «Явы», спички и жменя ирисок. Я понял, что промысел для меня закрылся, и отвел на пребывание неделю. Первый день мне было смешно, второй (когда я собирал листья рододендрона для заварки) — смешно, но уже не очень, на третий — попытался задуматься над психологией подонков, но ничего из этого не вышло. Здесь попировали двое товарищей с душами крыс. Один из них, кстати, имел высшее гуманитарное образование Съев, скурив и расстреляв все запасы, они не позарились только на духовную «консерву» — в виде стопки накопленных за лето литературных газет. Половина промыслового дня тратилась у меня на добычу куропаток и уток-каменушек, залетающих в речку. Время уходило на то, чтобы «спарить» — одним выстрелом положить как можно больше птицы.
Долгими вечерами в обществе эхинококочной полевки, под грохот осенних штормов и ударов мокрого снега по стене, я перечитывал «литературой», плохо улавливая смысл — перед глазами проплывали призраки съеденных когда-то блюд, и котлетные галлюцинации мешали сосредоточиться. Оленей в долине и в колизее обступивших ее гор не было, а на лебедей, ждущих полного замерзания озер, — поднять ствол на красоту, а потом жить с этим в душе я не мог.
Как-то, ползая вдоль реки за стайкой уток, я потерял желтый папковый патрон. 3 часа я бродил по этому месту, перебирая пожухлую осеннюю траву, но все-таки нашел его.
Через 2 недели в устье речки упала стая краснокнижных белошеев — императорских гусей. Их не трогают, мясо этих птиц пропитано ракушками, морскими водорослями и всякой слизью, которой обрастают днища кораблей. Я вышиб двух, отварил и поглощал без соли, лука и «Лаврентия Павловича». Полтушки последнего гуся ночью украл песец, взобравшийся по китовому ребру на крышу избушки. Утром я обнаружил пропажу, собрал рюкзак и направил носы лыж к перевалу. На минимуме я прожил 21 сутки. Чтение «литературки» научило меня думать. Я узнал, что подлость не падает с неба, что в 40 лет поздно менять походку, и кража еды уже не проходит под маркой «ошибка молодости». Для Командор, где мужчина всегда был мужчиной, это явление было внове.
ЖИЗНЬ ЗАВИСИТ ОТ СМЕРТИ
В природе я наблюдал, как 2 суток вороны и песцы, глотая слюну, ходили вокруг умирающего оленя, заглядывая по очереди ему в глаза и вздыхая. Вокруг простиралась морозная «Палестина», и одна жизнь зависела от смерти другой. Видел, как рыскающих в поисках еды песцов уносило вместе с полями ледового припая в Берингово море — навсегда. Как глубокие снега заставляли северных оленей копошиться на помойке, как песец азартно грыз замерзшего в капкане сородича и как заезжий, взращенный на деликатесах, голодный московский прокурор, изменив своим принципам, съел кусок сала, объяснив это влиянием природы.
КАК РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ С БРАКОНЬЕРСТВОМ
Видел, как истощились нерестилища вкуснейшей камчатской нерки на озере Саранном.
Как-то, чтобы «приручить», мужики подогнали свежему охотоведу тазик с икрой. Вчерашний голодный студент тут же забил ей трюм и свалился на неделю с сильнейшим токсикозом — здесь кроется путь к восстановлению рыбных ресурсов Камчатки: каждому жителю России, прибывшему в Петропавловск и на задворки края, вручать у трапа тазик с икрой, тем самым надолго отбивая охоту смотреть на нее и экономя бюджет на содержание штата рыбинспекции.

ЗАМЕТКИ ИЗ ПУТЕШЕСТВИЙ
Еда, наша пища, в какой-то мере определяет счастье. Человек не может быть счастлив в полной мере при пустом холодильнике — это немного угнетает. Развитой страной считается та, где люди сыты.
В голодной стране голодовок не объявляют (есть такая примета).
Однажды я зашел на яхте в маленькую индейскую деревушку Якутат, в заливе Аляска. В голове зудела только одна мысль: съесть кусок мяса. Я купил его в ближайшей лавке, разрезал на 4 пласта отбил ножом и бросил на сковородку. Края «бифов» шипели и кровоточили. Я посыпал их солью, перцем и глотал слюну. Вечерело, и нависшему над мариной ресторанчику съезжались на роскошных мг шинах с кузовами индейцы со своими скво. Им приносили тарелки, наполненные горой разнообразий еды, и сухое калифорнийской вине 2 кусочка я решил отложить на завтрак. Жадно пережевывая мясо упиваясь его соком, я наблюдал за безмятежной ресторанной идиллией и думал о том, что 200 лет назад мы принесли им зеркальце, бусы ружье, и что, если сейчас сравни" наше социальное положение, 1 индейцем оказываюсь я, а не он так как между мной и долларами мало чего общего, но, по большому счету, сейчас я со своим куском «бифа» был счастливее всех на свете. Увлекшись, я съел все мясо
В Ситке я купил консервы надписью на этикетке «Pork аnd beans. №1 in America». Но в я походе обнаружил, что американцы тоже дурят своего брата, т.к. одного волокна свинины я в ней не нашел.
В Аравии арабы спрашивали, сколько стоит у нас питьевая вода, и ели грязными руками огромной сковородки куски хлеба в томатном соусе. У них несколько видов кишечных заболеваний, и совет Вольтера убивать глисты выпитым натощак коньяком им не подходит, т.к. на спиртное у мусульман наложено эмбарго.
Консервированные сосиски там пенятся в кипяченой воде из-за обилия консервантов. Акулы в Индийском океане ловятся в момент старта дизеля, а по вкусу напоминают лощавого кижуча. Летучие рыбки вкусом напоминают корюшку. Рыб-прилипал ловить не надо, т.к. они целиком заглатывают человеческие экскременты. Яхтсмены всего мира знают, что в Галле, на Цейлоне, самый вкусный русский борщ, на Кергелене славится рагу из кролика, а в Таиланде свинина отдает ананасами.
В США, если человек украл в шопе еду, — значит, он голоден, карать его нельзя — человек должен иметь право на существование. Но если он украл батарейку для плеера, значит, он сыт, бесится с жиру и заслуживает тюрьмы.
Теперь вернемся домой, В России качество продуктов свежеет и улучшается по мере удаления от мегаполисов. Периодически картошка взращивается на навозе, голец извлекается из реки прямо в котел, а в лучшие месяцы своей жизни поросята питаются горбушей.
Олигархи кулинарного процесса — повара. Повара — это каста, обреченная пожизненно наслажу-даться пищей. Из первых рук. Даже в страшнейшие периоды голодовок.
Когда я был маленьким, удивлялся почему люди хотят стать депутатами, но никто не баллотируется в повара? Тогда я еще не знал, что политика — это забава сытых людей, а голодному человеку некогда думать о благосостоянии народа, т.к. его помыслами управляет желудок. ^
ДИЕТА — ЭТО ПРОТИВ ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА
И пару слов о диете. Может, я заблуждаюсь, но она очень отдаёт скопидомством. Ограничение себя в выборе еды схоже с монашеским самобичеванием. Мы увозили на вездеходе с северного лежбища котиков одну ученую в больницу в крайней степени истощения: она пила воду, заедала свежей капустой и затем «полировала» стаканом воды. Она издевалась над человеческой природой и опубликовала в «Алеутской звезде» рецепт «Салат из одуванчиков». С помощью наших врачей она заключила перемирие с жизнью и вернулась к работе другим человеком.
БОРШ — ВЕРНОЕ СРЕДСТВО ОТ БЕССОННИЦЫ
Наши вкусы определяет наличие аппетита, еда определяет наличие настроения если вы хотите вырвать подпись у бюрократа ловите его после обеда, если у вас плохое настроение — поешьте, и плохие ощущения пройдут. Тарелка булгаковского борща — и бессонницы как не бывало.
Ну а сели же размышлять философски, то все мы в этом мире питаемся друг другом, и каждый из нас, наверняка, кормит какую-нибудь свинью».

Оставьте комментарий

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять